Язык кпелле

Мария Коно­шен­ко — пре­по­да­ва­тель Учеб­но-науч­но­го цен­тра линг­ви­сти­че­ской типо­ло­гии Инсти­ту­та линг­ви­сти­ки РГГУ, науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та совре­мен­ных линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ний МГГУ им. М. А. Шоло­хо­ва.

Мария Коношенко

Боль­шин­ство людей учат ино­стран­ные язы­ки из прак­ти­че­ских сооб­ра­же­ний — что­бы делать карье­ру, нахо­дить новых дру­зей, читать кни­ги в ори­ги­на­ле. Есть и те, кому сна­ча­ла про­сто нра­вит­ся зву­ча­ние како­го-нибудь язы­ка, а жела­ние при­ме­нить его при­хо­дит поз­же. Когда я сооб­щаю, что изу­чаю малень­кий, нико­му не извест­ный и не самый кра­си­вый язык кпел­ле, на кото­ром гово­рят низ­ко­рос­лые люди с густы­ми бро­вя­ми в Запад­ной Афри­ке, мои собе­сед­ни­ки обыч­но недо­уме­ва­ют — «А зачем? С кем ты будешь на нём общать­ся здесь?». Я гово­рю: «А мне ни с кем осо­бен­но и не надо раз­го­ва­ри­вать, у меня науч­ный инте­рес». Ну а вы, зачем же вам идти на мою пре­зен­та­цию слу­шать про кпел­ле?

Во-пер­вых, вы рас­ши­ри­те свой линг­ви­сти­че­ский кру­го­зор. Рас­ска­зы­вая о язы­ках Запад­ной Афри­ки, про­сто нель­зя не уго­стить слу­ша­те­лей импло­зив­ны­ми и двух­фо­кус­ны­ми соглас­ны­ми, хит­ры­ми тона­ми, кото­рые не такие, как в китай­ском, спря­га­ю­щи­ми­ся место­име­ни­я­ми и фун­да­мен­таль­ным раз­ли­чи­ем меж­ду рукой и топо­ром.

Во-вто­рых, на этой пре­зен­та­ции я рас­ска­жу не толь­ко и не столь­ко о язы­ке кпел­ле, сколь­ко о том, зачем вооб­ще нуж­но зани­мать­ся ред­ки­ми язы­ка­ми и как имен­но это дела­ют линг­ви­сты.