Толкиновская лингвистика

Алек­сандр Запря­га­ев

Тол­ки­нов­ская линг­ви­сти­ка (даже в узком смыс­ле это­го поня­тия — изу­че­ние «вымыш­лен­ной» части линг­ви­сти­че­ско­го насле­дия Дж. Р. Р. Тол­ки­на) нахо­дит­ся на сты­ке двух миров: фэн­те­зи и уни­вер­си­тет­ской фило­ло­гии — и тем уни­каль­на для обо­их. Вряд ли в какой-либо дру­гой обла­сти гик-сооб­ще­ства тре­бу­ет­ся уве­рен­ное вла­де­ние поня­ти­я­ми язы­ко­зна­ния!

В то же вре­мя энту­зи­а­сты тол­ки­нов­ской линг­ви­сти­ки — глу­бо­ко не толь­ко и даже не столь­ко фило­ло­ги: не сто­ит недо­оце­ни­вать тол­ки­низм как сред­ство рас­про­стра­не­ния линг­ви­сти­че­ских увле­че­ний сре­ди масс. Хотя теперь у него появи­лись сопер­ни­ки, но по вовле­чён­но­сти в повест­во­ва­ние (в отли­чие от боль­шин­ства писа­те­лей, Тол­кин сам стро­ил и язы­ки, и сюжет), а так­же по охва­ту линг­ви­сти­че­ских идей (типо­ло­гия, ком­па­ра­ти­визм, фоне­ти­че­ские соот­вет­ствия) у созда­те­ля Сре­ди­зе­мья нет даже близ­ких кон­ку­рен­тов.

Под­ход кон­крет­ных линг­ви­стов может варьи­ро­вать­ся от твёр­до­го убеж­де­ния, что сле­ду­ет лишь изу­чать остав­лен­ное нам насле­дие, и до состав­ле­ния учеб­ни­ков с при­ме­не­ни­ем самых необуз­дан­ных рекон­струк­ций и пере­во­дов мас­штаб­ных тек­стов. Ведут­ся иссле­до­ва­ния по поис­ку ана­ло­гий в реаль­ных язы­ках, при­чём не толь­ко с целью опре­де­лить, чем Тол­кин вдох­нов­лял­ся, но и с целью понять, не уга­дал ли он инту­и­тив­но зако­но­мер­но­сти, при­су­щие реаль­ным язы­кам.

Энту­зи­а­сты из мно­гих стран мира объ­еди­не­ны иссле­до­ва­ни­ем тол­ки­нов­ско­го линг­ви­сти­че­ско­го насле­дия. Имен­но моло­дое поко­ле­ние иссле­до­ва­те­лей, при­вле­чён­ных раз­ны­ми моти­ва­ми к общей цели иссле­до­ва­ния создан­ных Тол­ки­ном язы­ков, сде­ла­ло воз­мож­ным совре­мен­ные мас­штаб­ные про­ек­ты.

Линг­ви­сти­че­ский леген­да­ри­ум Тол­ки­на пере­стал быть уни­каль­ным по про­ра­бо­тан­но­сти сре­ди про­ек­тов искус­ствен­ных язы­ков. Но в силу необыч­ных обсто­я­тельств (невоз­мож­ность уточ­нить фак­ты у само­го созда­те­ля, недо­ступ­ность мно­гих руко­пи­сей) он по-преж­не­му в осо­бом поло­же­нии: кве­нья и син­да­рин тре­бу­ют при их изу­че­нии посто­ян­ной рекон­струк­ции. Одна­ко мето­ды ком­па­ра­ти­ви­сти­ки и тек­сто­ло­гии и про­сто вни­ма­тель­ное обра­ще­ние с тек­ста­ми поз­во­ля­ют понять образ мыш­ле­ния Тол­ки­на, вос­со­здав кусо­чек за кусоч­ком цель­ную кар­ти­ну эль­дар­ских язы­ков.

Мы, на при­ме­ре лек­си­ки, грам­ма­ти­ки и син­так­си­са язы­ка кве­нья, поста­ра­ем­ся оце­нить мас­штаб рабо­ты про­из­ве­дён­ной Тол­ки­ном и теми, кто изу­ча­ет его теперь, а так­же понять, поче­му, несмот­ря на деся­ти­ле­тия, про­шед­шие с жиз­ни писа­те­ля, нау­ка о его язы­ках до сих пор про­цве­та­ет и как нико­гда актив­на.

Ска­ны руко­пи­сей Тол­ки­на
Нажми­те на кар­тин­ку для уве­ли­че­ния