Валенсийский язык

Миха­ил Хамин­ский, уча­щий­ся маги­стра­ту­ры Уни­вер­си­те­та Вален­сии по спе­ци­аль­но­сти «Худо­же­ствен­ный и гума­ни­тар­ный пере­вод».

В 1978 году извест­ный вален­сий­ский фило­лог Ману­эль Сан­чис Гуар­нер, декан фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та Уни­вер­си­те­та Вален­сии и пред­се­да­тель комис­сии по билинг­виз­му под видом ново­год­не­го подар­ка полу­чил пла­сти­ко­вую бом­бу. Это была месть наци­о­на­ли­стов за отста­и­ва­ние Гуар­не­ром науч­ной право­ты в отно­ше­нии язы­ка Вален­сии. Ока­зы­ва­ет­ся, в наше вре­мя быть прин­ци­пи­аль­ным линг­ви­стом не так уж без­опас­но!

На моей пре­зен­та­ции мы вме­сте попы­та­ем­ся отве­тить на сле­ду­ю­щие вопро­сы.

  • Поче­му спо­ры о ста­ту­се и назва­нии язы­ка порой при­во­дят к поку­ше­нию на убий­ство?
  • Где про­ле­га­ет гра­ни­ца меж­ду диа­лек­том и неза­ви­си­мым язы­ком?
  • Что же такое “valencià” – наре­чие, диа­лект или наци­о­наль­ный вари­ант язы­ка?