О проблеме «язык или диалект»

Антон Сомин — сту­дент 5 кур­са Инсти­ту­та линг­ви­сти­ки РГГУ, сотруд­ник линг­ви­сти­че­ской лабо­ра­то­рии ком­па­нии «Ашма­нов и парт­нё­ры», пре­по­да­ва­тель линг­ви­сти­ки шко­лы № 179

«Укра­ин­ско­го язы­ка не суще­ству­ет! Укра­ин­ский – это диа­лект рус­ско­го!» – воз­му­щён­но пишут одни на про­сто­рах интер­не­та. «Русин­ский – это не диа­лект укра­ин­ско­го, это отдель­ный язык!» – пере­жи­ва­ют дру­гие.
Чер­но­гор­ские дети изу­ча­ют в шко­лах пред­мет под назва­ни­ем «Род­ной язык (чер­но­гор­ский, серб­ский, хор­ват­ский, бос­ний­ский)», а бол­га­ры счи­та­ют маке­дон­ский язык диа­лек­том бол­гар­ско­го.

В араб­ском и китай­ском язы­ках диа­лек­ты разо­шлись настоль­ко силь­но, что носи­те­ли раз­ных диа­лек­тов не в состо­я­нии понять друг дру­га при обще­нии – хотя счи­та­ет­ся, что они гово­рят на одном араб­ском или китай­ском язы­ке. В то же вре­мя про­бле­ма вза­и­мо­по­ни­ма­ния зача­стую мини­маль­на у шве­дов и нор­веж­цев, азер­бай­джан­цев и турок, мол­да­ван и румын – хотя их язы­ки офи­ци­аль­но счи­та­ют­ся раз­лич­ны­ми.

Что и гово­рить: даже на нашем Фести­ва­ле на одной пре­зен­та­ции рас­смат­ри­ва­ют­ся аба­зин­ский и абхаз­ский, дари и фар­си, зато австрий­ская нор­ма немец­ко­го язы­ка заслу­жи­ла отдель­ную лек­цию.

Пожа­луй, ника­кой дру­гой линг­ви­сти­че­ский вопрос не вол­ну­ет так силь­но не-линг­ви­стов, как вопрос «язык или диа­лект?»: бес­ко­неч­ные спо­ры в интер­не­те и кро­во­про­лит­ные вой­ны, сот­ни стра­ниц зако­нов и дого­во­ров, муче­ния пере­вод­чи­ков и кар­то­гра­фов-язы­ко­ве­дов… На лек­ции мы обсу­дим раз­ные мето­ды и под­хо­ды к опре­де­ле­нию ста­ту­са язы­ко­вых обра­зо­ва­ний, рас­смот­рим десят­ки раз­лич­ных спор­ных слу­ча­ев и попро­бу­ем разо­брать­ся: суще­ству­ет ли всё-таки уни­вер­саль­ный спо­соб отве­тить на вопрос «X – это диа­лект или язык»?