Вилли Мельников и Надежда Еринская

Вил­ли Мель­ни­ков — веду­щий спе­ци­а­лист Цен­тра Язы­ко­вой пси­хо­ло­гии http://www.clp.ru/ и стар­ший науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та виру­со­ло­гии Ран, мастер пер­фор­ман­са, поэт-поли­глот, вла­де­ю­щий более сот­ней язы­ков и пишу­щий на них сти­хи и пес­ни, фото­ху­дож­ник, линг­во­те­ра­певт, гид по пота­ён­ной Москве и дру­гим горо­дам Рос­сии, эссе­ист, изоб­ре­та­тель твор­че­ских жан­ров, таких как муф­то­линг­ва, интрак­се­но­линг­ва, линг­во­го­бе­ле­ны, дра­ко­но­гра­фия и др.


Вил­ли Мель­ни­ков

Надеж­да Ерин­ская — испол­ни­тель­ни­ца спон­тан­но­го (импро­ви­за­ци­он­но­го) тан­ца и тан­ца сим­во­ли­че­ско­го, в част­но­сти на линг­во­го­бе­ле­ны Вил­ли Мель­ни­ко­ва с их пере­во­дом на рус­ский язык. Сим­во­ли­че­ский танец — это танец, пере­да­ю­щий с помо­щью пла­сти­ки тела и сим­во­ли­че­ских жестов смыс­ло­вое и эмо­ци­о­наль­ное зна­че­ние про­из­но­си­мо­го в момент тан­ца тек­ста, мело­ди­ка кото­ро­го часто заме­ня­ет и само музы­каль­ное сопро­вож­де­ние.


Надеж­да Ерин­ская

Автор фото Вил­ли Мель­ни­ков

Кон­так­ты:  8 917 555–20-29 , sesheta[собачка]ya.ru

АВТОРСКИЕ ЖАНРЫ ВИЛЛИ МЕЛЬНИКОВА

Линг­во­го­бе­ле­ны — жанр, под­ра­зу­ме­ва­ю­щий созда­ние поэ­ти­че­ско­го тек­ста попе­ре­мен­но на раз­лич­ных совре­мен­ных и/или древ­них язы­ках, отте­ня­ю­щих и гар­мо­ни­зи­ру­ю­щих друг дру­га. Пред­ла­га­е­мый жанр демон­стри­ру­ет несо­сто­я­тель­ность тер­ми­на «мёрт­вые язы­ки»: они, будучи вжив­лён­ны­ми в поэзо-ткань ЛГ, при­да­ют тек­сту мно­го­мер­ность и поли­хро­мию. А посколь­ку неко­то­рые язы­ки, осо­бен­но изо­ли­ро­ван­ные, опе­ри­ру­ют поня­ти­я­ми, ана­ло­ги кото­рых отсут­ству­ют в язы­ках, име­ю­щих ста­тус меж­ду­на­род­ных, то пере­вод ЛГ тре­бу­ет под­час гораз­до боль­ше вре­ме­ни и уси­лий, чем сочи­не­ние ори­ги­на­ла.

линг­во­га­бе­лен на язы­ках: тлацкотек(др. Гва­те­ма­ла); вест-готский(др.сев.Европа); джу-инь-цзы-му(др.Манчжурия); уавниффа(центр.Африка).

Пере­вод: «Про­зрач­ный пан­цирь пер­на­той чере­па­хи — это окно в тай­ну само­очи­ще­ния неба от звёзд­ной чешуи. Озе­ро смыс­лов, под­сла­щён­ное непе­ре­во­ди­ко­стя­ми, застав­ля­ет свои дон­ные горя­чие клю­чи кло­ко­тать с оле­де­нев­ши­ми инто­на­ци­я­ми: их вет­ви пло­до­но­сят пере­зрев­ши­ми обе­ща­ни­я­ми пеп­ла не опа­дать на замер­за­ю­щий в вул­кане город. Его жите­ли спа­са­ют­ся пони­ма­ни­ем: поса­дить вре­мя за решёт­ку кален­да­ря — зна­чит спря­тать­ся от себя самих внут­ри неспо­соб­но­сти жить вне вре­ме­ни. Так отсчи­ты­ва­ет вре­мя мол­люск, чей конец све­та — в тре­щи­нах его рако­ви­ны; но для вол­ны, мет­нув­шей рако­ви­ну в отра­же­ние умер­ше­го шти­ля — это нача­ло штор­мя­щей бес­цвет­но­сти. Её видишь, когда слу­ча­ет­ся заблу­дить­ся в джун­глях ягу­а­ро­вых раз­мыш­ле­ний, где лег­ко осту­пить­ся в норы бла­жен­но­го кро­ли­чье­го без­ду­мья. И тогда оста­ёт­ся опа­сать­ся лишь пла­ме­ни, выплё­вы­ва­ю­ще­го соб­ствен­ные дро­ва: оно не жжёт­ся, но выжи­га­ет лики тех, кто был сожжён за вла­де­ние язы­ка­ми пеп­ла. Там дол­гие глас­ные не дол­го слы­шат­ся сквозь затвер­де­важ­ность веч­но осты­ва­ю­щей пем­зы-после­смыс­лия„,».

В. Мель­ни­ков

Муф­то­линг­ва — сти­ли­сти­че­ский при­ем, когда поэ­ти­че­ские тек­сты пишут­ся сло­ва­ми-нео­ло­гиз­ма­ми (кен­тав­ро-гибри­да­ми), обра­зо­ван­ны­ми из двух (как пра­ви­ло) слов, соеди­ни­тель­ной муф­той кото­рым слу­жит один обще­удар­ный слог, а так­же один и более объ­еди­ня­ю­щих смыс­лов (и еще боль­ше смыс­лов, таким сои­ти­ем порож­да­е­мых).

***

(сти­хо­тво­ре­ние на муф­то­линг­ве)

В рас­те­ря­се ночей,

в обре­чёт­ках огней

ждёт Лефорт — сне­го­чей

потуск­нем­цев — теней.

Зате­рЯ­у­зы шлейф

За Москоб­ки вне­сён.

Сквозь про­мок­на про­сей

Флег­мо­ти­вы колонн! -

Иксо­усых карет

Мене­стрель­сы направь

Через Сре­тен­ский бред

На Литей­ную явь! -

Где измо­стий матей сто -

От топей заслон -

Адми­ра­ло­за­тей­ства

Колон­ный поклон.

К сва­дьбе сне­га с вес­ной

раз­вод­ные клю­чи

шлёт тво­рец запас­ной

из июнь­ской печи.

В. Мель­ни­ков