Готский след в языках, хрониках и легендах

Денис Круг­лов, гер­ма­нист, аспи­рант фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ.

На кар­те Евро­пы нет стра­ны Готии, и ника­кой народ не ска­жет сей­час о себе: «Мы – ост­го­ты», или «Мы – вест­го­ты». Но гот­ская эпо­ха не про­шла для Евро­пы бес­след­но. Гот­ские цер­ков­ни­ки дели­лись с рим­ля­на­ми опы­том пере­во­да Биб­лии, а гот­ские мис­си­о­не­ры рас­про­стра­ня­ли хри­сти­ан­ство в Гер­ма­нии и в Афри­ке. Геро­я­ми мно­гих саг и пре­да­ний ста­ли гот­ские коро­ли. Испан­ские ари­сто­кра­ты неред­ко вспо­ми­на­ют о сво­ем вест­гот­ском про­ис­хож­де­нии, а сла­вяне до сих пор сохра­ня­ют в сво­их язы­ках заим­ство­ва­ния из гот­ско­го: «хлеб», «бук­ва», «худож­ник»

Ф. Аль­бер­ти в роли ост­гот­ско­го коро­ля Тео­до­ри­ха.

Пола­га­ясь на фак­ты исто­рии, хро­ни­ки и исто­рию язы­ко­вых кон­так­тов, мы рекон­стру­и­ру­ем на лек­ции «леген­дар­ную исто­рию» готов: ту исто­рию готов, кото­рая запом­ни­лась сред­не­ве­ко­вым людям и кото­рая нашла свое отра­же­ние в «Песне о Нибе­лун­гах», «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве» и скан­ди­нав­ских сагах.

Смот­ри­те так­же пре­зен­та­цию гот­ско­го язы­ка.