Что для языка «естественно»?

Свет­ла­на Ана­то­льев­на Бур­лак, стар­ший науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та восто­ко­ве­де­ния РАН, стар­ший науч­ный сотруд­ник фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ, учи­тель Филип­по­в­ской шко­лы, учи­тель шко­лы № 1265.

Светлана Бурлак

Мно­гие не любят язы­ко­вых нова­ций и очень воз­му­ща­ют­ся «про­ти­во­есте­ствен­ным» про­из­но­ше­ни­ем, уда­ре­ни­ем, скло­не­ни­ем и т. д. Когда речь захо­дит о язы­ко­вых изме­не­ни­ях, люди гово­рят, что новое про­из­но­ше­ние, конеч­но же, более есте­ствен­но, чем то, кото­рое было рань­ше. Те, кто при­ду­мы­ва­ет искус­ствен­ные язы­ки, стре­мят­ся, что­бы они отра­жа­ли дей­стви­тель­ность наи­бо­лее есте­ствен­ным обра­зом, а не как попа­ло, как про­ис­хо­дит в обыч­ных, есте­ствен­ных, язы­ках… Как же всё это может быть вер­но одно­вре­мен­но? При­хо­ди­те, поду­ма­ем вме­сте!