Китайский язык

Дуд­чен­ко Гер­ман Бори­со­вич,
доцент Нев­ско­го инсти­ту­та язы­ка и куль­ту­ры, кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук.

Герман Дудченко

В китай­ском язы­ке для евро­пей­цев реши­тель­но всё кажет­ся чем-то совер­шен­но необыч­ным. Труд­но взять в толк, как мож­но жить без мно­же­ствен­но­го чис­ла, паде­жей, вре­мён гла­го­лов, спря­же­ний и мно­гих дру­гих поня­тий, хоро­шо зна­ко­мых с кусоч­ков школь­но­го мела. Неуже­ли у них вооб­ще нет ника­кой грам­ма­ти­ки? Раз­ве мож­но запом­нить эти мно­гие тыся­чи иеро­гли­фов, и нель­зя ли от них отка­зать­ся? Как обра­зо­вать сло­во со зна­че­ни­ем «син­хро­фа­зо­трон», не при­бе­гая к заим­ство­ва­ни­ям? Поче­му в китай­ских сло­ва­рях и раз­го­вор­ни­ках, когда при­во­дят тран­скрип­цию, над глас­ны­ми ста­вят какие-то непо­нят­ные знач­ки — неуже­ли зна­ка уда­ре­ния мало? Что ж, пого­во­рим!