Как боснийцы письменности меняли

Чесла­ва Твар­дов­ская

Bosna je jedina turska država, koja je čista sasvim ostala od turskog jezika, kako po selima tako po varošima, drugi se jezik osim bosanskog i ne govori, najveća turska gospoda samo onda turski govore, kada su kod vezira. *
       Ivan Franjo Jukić, «Zemljopis i povijestnica Bosne», 1851.

Бал­ка­ны — полу­ост­ров, на кото­ром веч­но тво­рит­ся что-то непо­нят­ное и неиз­вест­но зачем. Вот и малень­кий, но гор­дый (кажет­ся, все малень­кие такие) народ Бос­нии за вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния пере­про­бо­вал несколь­ко систем пись­мен­но­сти. Поче­му и какие? При­хо­ди­те на лек­цию, мы попро­бу­ем напи­сать свои име­на гла­го­ли­цей, посмот­рим на древ­ние памят­ни­ки, пого­во­рим о стеч­ках, жен­ском пись­ме и бабуш­ках, кото­рые по при­выч­ке пишут не теми бук­ва­ми.

Dobrodošli, dragi gosti!

 
* Эпи­граф: «Бос­ния — един­ствен­ная турец­кая стра­на, в кото­рой нет турец­ко­го, что в сёлах, что в горо­дах. Кро­ме бос­ний­ско­го-то и не гово­рят ни на каком, даже выс­шая ари­сто­кра­тия толь­ко тогда по-турец­ки гово­рит, когда нахо­дит­ся у вези­ря». Иван Фра­ньо Юкич