Когда б я мести меч мог несть, или Bed and breakfast

Алек­сандр Пипер­ски
доцент Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та, науч­ный сотруд­ник Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки
(Москва)

Не исклю­чаю, что вы не сра­зу суме­ли про­чи­тать и понять первую часть назва­ния этой лек­ции, зато навер­ня­ка вам пре­крас­но зна­ко­ма вто­рая. Может быть, вы даже обра­ща­ли вни­ма­ние, что сло­ва в ней начи­на­ют­ся на одну бук­ву — и это едва ли слу­чай­но. Таких соче­та­ний в англий­ском язы­ке мно­го: rock’n’roll, Stars and Stripes, cash and carry. А поче­му, кста­ти, cash and carry, а не, ска­жем, pay and take away? А пото­му, что cash and carry — это поэ­зия.

Имен­но так писа­ли сти­хи древ­ние гер­ман­цы — с алли­те­ра­ци­ей, то есть с повто­ром началь­ных соглас­ных. Из пере­во­да одно­го тако­го тек­ста X века и взя­та пер­вая часть назва­ния лек­ции, и мы обсу­дим, поче­му его так слож­но понять. Посте­пен­но алли­те­ра­ци­он­ное сти­хо­сло­же­ние в боль­шин­стве гер­ман­ских язы­ков сошло на нет (впро­чем, мы ещё пого­во­рим про Ваг­не­ра и Тол­ки­на...), но сле­ды его оста­лись в самых неожи­дан­ных местах — в устой­чи­вых выра­же­ни­ях, в назва­ни­ях книг и даже в мульт­филь­ме про свин­ку Пеп­пу. Этот цен­ный источ­ник зна­ний о гер­ман­ской алли­те­ра­ции мы даже немнож­ко посмот­рим на лек­ции, на кото­рую пусть при­хо­дят ски­таль­цы, при­част­ные тайн!