Язык химии

Алек­сей Панов не толь­ко влюб­лён в язы­ки, как все мы, но и вооб­ще-то химик-орга­ник в Инсти­ту­те новых анти­био­ти­ков им. Г. Ф. Гау­зе.

Пред­ставь­те, что вы раз­го­ва­ри­ва­е­те с дру­гом по теле­фо­ну, и вам надо объ­яс­нить хими­че­скую струк­ту­ру на кар­тин­ке так, что­бы чело­век на том кон­це про­во­да смог нари­со­вать точ­но такую же. Сколь­ко вре­ме­ни это зай­мёт?

Конеч­но у каж­до­го веще­ства есть своя фор­му­ла и своё назва­ние. Но если веще­ство мало­из­вест­ное или вооб­ще впер­вые полу­чен­ное, то назва­ние будет непро­из­но­си­мым даже для самых матё­рых хими­ков. Воз­ни­ка­ет свое­об­раз­ный язы­ко­вой барьер — и это не учи­ты­вая того, что одно и то же веще­ство в раз­ных язы­ках будет назы­вать­ся по-раз­но­му!

Я рас­ска­жу о том, как про­фес­си­о­наль­ные хими­ки раз­го­ва­ри­ва­ют друг с дру­гом. О том, как химия свя­за­на с топо­ло­ги­ей, и о бес­по­лез­но­сти офи­ци­аль­ных пра­вил наиме­но­ва­ния веществ. Про ледя­ную и квад­рат­ную кис­ло­ты и веще­ство под назва­ни­ем «пинг­ви­нон».

Ника­ко­го зна­ния химии от слу­ша­те­ля не тре­бу­ет­ся и не под­ра­зу­ме­ва­ет­ся. Необ­хо­ди­мый мини­мум рас­ска­жу в пер­вые десять минут.