Древнеегипетский язык: письменный и… устный?

Ека­те­ри­на Алек­сан­дро­ва, кан­ди­дат куль­ту­ро­ло­гии, рели­гио­вед. Спе­ци­а­ли­зи­ру­юсь на мифо­ло­гии Древ­не­го Егип­та и на «Текстах Пира­мид».

Гово­ря о зна­нии язы­ка или, напри­мер, о его пре­зен­та­ции на фести­ва­ле язы­ков, мы зача­стую под­ра­зу­ме­ва­ем некую «грам­ма­ти­че­скую нор­му». В евро­пей­ской куль­ту­ре с дав­ней пись­мен­ной тра­ди­ци­ей «нор­ма» может ассо­ци­и­ро­вать­ся, напри­мер, с лите­ра­тур­ным язы­ком. При этом мы пони­ма­ем, что парал­лель­но с лите­ра­тур­ным суще­ству­ет мно­же­ство диа­лек­тов и реги­стров как раз­го­вор­но­го, так и пись­мен­но­го язы­ка.

О каком же язы­ке гово­рят как о древ­не­еги­пет­ском? Преж­де все­го, это язык эпо­хи Сред­не­го цар­ства, назы­ва­е­мый, соот­вет­ствен­но, сред­не­еги­пет­ским. На этом язы­ке до нас дошли пер­вые под­лин­но лите­ра­тур­ные про­из­ве­де­ния Древ­не­го Егип­та. Одна­ко из само­го назва­ния как исто­ри­че­ско­го пери­о­да, так и язы­ка, мы можем дога­дать­ся, что он не был ни един­ствен­ным, ни самым ран­ним. От более позд­не­го ново­е­ги­пет­ско­го язы­ка сред­не­еги­пет­ский рази­тель­но отли­ча­ет­ся сво­им грам­ма­ти­че­ским устрой­ством. Что же каса­ет­ся более ран­не­го, ста­ро­е­ги­пет­ско­го, отли­чия меж­ду ними кро­ют­ся не столь­ко в грам­ма­ти­ке, сколь­ко в свое­об­ра­зии сохра­нив­ших­ся тек­стов, в той ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции, кото­рую они отра­жа­ют.

Изу­чая мёрт­вый язык, мы можем пола­гать­ся толь­ко на сохра­нив­ши­е­ся пись­мен­ные тек­сты. Одна­ко и пер­вые обшир­ные тек­сты Древ­не­го цар­ства, и ана­ло­гич­ные им тек­сты Сред­не­го цар­ства сохра­ня­ют мно­же­ство черт уст­ной речи, что совер­шен­но есте­ствен­но — труд­но пред­ста­вить себе, что, начав писать, куль­ту­ра сра­зу поро­дит нечто напо­до­бие «Вой­ны и Мира». «Уст­ные при­выч­ки» про­яв­ля­ют­ся в актив­ном исполь­зо­ва­нии пар­цел­ли­ро­ван­ных и сег­мен­ти­ро­ван­ных кон­струк­ций — чле­не­нии одной связ­ной фра­зы на несколь­ко частей, раз­де­ля­е­мых, оче­вид­но, инто­на­ци­ей. Эти кон­струк­ции при­зва­ны при­дать выска­зы­ва­нию осо­бую экс­прес­сив­ность, под­черк­нуть осо­бен­но важ­ный факт или прось­бу. Так посред­ством пись­мен­но­сти древ­ние оби­та­те­ли доли­ны Нила про­дол­жа­ют эмо­ци­о­наль­но обра­щать­ся к нам, а мы можем понять, что было для них осо­бен­но важ­но. Такой текст — не отстра­нён­ное лите­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние, а ожив­лён­ный диа­лог. В кон­це кон­цов, иеро­гли­фи­ка по-еги­пет­ски назы­ва­лась «сло­ва­ми бога», что ещё раз под­чёр­ки­ва­ет тес­ную связь пись­мен­но­сти и сти­хии уст­ной речи. И в то же вре­мя пись­мен­ность неиз­беж­но при­вно­сит дистан­цию и отстра­не­ние, и мы можем видеть, как из твор­че­ско­го осмыс­ле­ния этих жан­ров вырас­та­ет еги­пет­ская лите­ра­ту­ра.

Об этих гра­нях еги­пет­ских язы­ков мы и пого­во­рим на лек­ции.

  • Фестиваль языков 2019
  • Комментарии к записи Древнеегипетский язык: письменный и… устный? отключены