Эрзя-мордовский язык

Дани­ил Зай­цев
Не люб­лю назы­вать себя поли­гло­том, но в раз­ной сте­пе­ни зани­мал­ся мно­ги­ми язы­ка­ми, а так­же тео­ри­ей и прак­ти­кой пере­во­дов.
Инте­ре­со­вал­ся фин­но-угор­ски­ми, немно­го тюрк­ски­ми язы­ка­ми Рос­сии. Кро­ме это­го семит­ски­ми язы­ка­ми ближ­не­го Восто­ка и Афри­ки, язы­ка­ми бан­ту. Евро­пей­ские язы­ки изу­чал по мере необ­хо­ди­мо­сти, как инстру­мент, за исклю­че­ни­ем древ­них латы­ни и древ­не­гре­че­ско­го.
В послед­нее вре­мя более инте­ре­су­ют темы язы­ко­вой поли­ти­ки, вни­ма­тель­но сле­жу за «Дви­же­ни­ем за раз­ви­тие язы­ков Афри­ки», явля­юсь участ­ни­ком сооб­ще­ства «Стра­на язы­ков».

А зна­ли ли вы, что мор­дов­ских язы­ков четы­ре?

При­чём фин­но-угор­ски­ми (род­ствен­ни­ка­ми фин­ско­го язы­ка) явля­ют­ся все­го два из них — мок­шан­ский и эрзян­ский.

Послед­ний, в свою оче­редь, явля­ет­ся самым фоне­ти­че­ски бед­ным, но, в то же вре­мя, самым мор­фо­ло­ги­че­ски бога­тым из всех язы­ков фин­но-угор­ской вет­ви, где вопрос — имя, а где гла­гол неуме­стен, ведь из все­го, из име­ни место­име­ния, и даже меж­до­ме­тия мож­но сде­лать гла­гол.